История ЦНИИС и ЧЛХ

Win line bet. Коэффициенты букмекеров. Бонусы в букмекерских конторах.

Персоналии: Рауэр А.Э., Хитров Ф.М., Рыбаков А.И., Безруков В.М.

Центральный научно-исследовательский институт стоматологии и челюстно-лицевой хирургии (ЦНИИС) был организован 8 октября 1962 года по Постановлению Совета Министров СССР №738 от 12.08.1961 г. и в соответствии с приказом Минздрава СССР №462 от 25.09.1962 года.

До этого в здании ЦНИИС в Чудовом переулке (бывший Теплый пер.) располагался легендарный Институт травматологии и ортопедии (ЦИТО).

ЦИТО был основан здесь 22 апреля 1921 года для лечения инвалидов первой мировой и гражданской войн и разработки актуальных проблем ортопедии и протезирования. Именовался он тогда Лечебно-протезный институт Московского отдела здравоохранения. Его создателем и многолетним руководителем был крупнейший травматолог-ортопед, действительный член АМН СССР, заслуженный деятель науки РСФСР, профессор Николай Николаевич Приоров (1895 – 1961).

В 1930 году институт был реорганизован в Институт травматологии и протезирования. С 1940 года он стал осуществлять методическое руководство работой по борьбе с травматизмом и организацию специализированной травматолого-ортопедической помощи населению и получил наименование Центрального института травматологии и ортопедии.

Александр Эдуардович Рауэр В числе создателей ЦИТО был выдающийся хирург Александр Эдуардович Рауэр (1871-1948). Он организовал здесь челюстно-лицевое отделение, на базе которого выросла новая врачебная дисциплина – челюстно-лицевая хирургия. В 1932 году А.Э. Рауэр создал кафедру усовершенствования врачей по этой специальности (в настоящее время это кафедра хирургической стоматологии и челюстно-лицевой хирургии РМАПО). Пластические операции Рауэра на лице давали невиданные до того результаты – не только функциональные, но и косметические.

В годы Великой Отечественной войны, особенно в дни обороны Москвы, институт фактически стал фронтовым госпиталем. Первыми начали поступать в ЦИТО жертвы воздушных налетов на Москву. Потом пошел поток раненых с фронта – враг стоял в непосредственной близости от столицы. В октябре-ноябре 1941 г. ЦИТО развернул до 600 коек. Челюстно-лицевых раненых размещали в подвале.

Когда в 1941 году Н.Н.Приоров уехал в эвакуацию в Казань, А.Э.Рауэр остался главным хирургом института. Участником обороны Москвы он становится в 70 лет. К тому времени им был накоплен более чем 20-летний опыт челюстно-лицевых операций, созданы инструкции и методики, опубликованы статьи и книги, в том числе книга «Пластические операции на лице», за которую Рауэр и его ученик и соавтор Михельсон впоследствии получили Государственную премию.

Рауэру судьба судила разрешить одну из тяжелейших проблем хирургии – проблему восстановления лица после ранения. Санитары зачастую оставляли таких раненых на поле боя, считая обреченными; медперсонал госпиталей не умел их поить и кормить, так что некоторые умирали не от ран – от истощения; выжившие до конца дней своих носили на лице клеймо уродства, страдая не только физически, но и психически – их не принимали семьи, чуралось общество. Что касается восстановительной хирургии времен первой мировой войны, – она была малоэффективна.

На обороте одного из групповых снимков благодарные пациенты Рауэра написали:

«Эскулапу-ваятелю!
А.Э.! Примите от нас глубокую искреннюю
благодарность за тот бесценный дар,
который дает Ваше искусство.
Скальпель – Ваша волшебная палочка.
Исправляя лица, Вы воскрешаете души.
Память о Вас - бессмертна.»

Федор Михайлович Хитров С 1946 г. клиникой челюстно-лицевой хирургии ЦИТО заведовал Федор Михайлович Хитров (1903 – 1986 г.). В годы Великой Отечественной войны Ф.М. Хитров детально изучил вопрос первичного и вторичного кровотечения при ранениях лица и шеи. Эта работа нашла практический выход в установке «о перевязке сосуда на протяжении в двух местах с обязательной перевязкой его в промежутке между накладываемыми лигатурами». Блестящие хирургические способности, умение планировать и реализовать практические идеи в сложных оперативных вмешательствах при различных заболеваниях, повреждениях и дефектах лица и шеи позволили Ф. М. Хитрову вернуть в строй сотни раненых, стать одним из ведущих отечественных и мировых хирургов-пластиков.

Ф. М. Хитров и его ученики разработали ряд новых методов пластики врожденных и приобретенных дефектов лица с использованием прилежащих тканей и филатовского стебля. Ему принадлежат оригинальные труды по ринопластике, формированию входа в гортань и глотку «Т-образным стеблем», по созданию скелета гортани из гомохряща, по устранению глоточной и пищевой стом с помощью «кожной трубки». Им впервые осуществлена реконструкция пищепроводящих и дыхательных путей при полном отрыве гортани, пищевода, усовершенствованы способы хирургического лечения больных с врожденными расщелинами губы и неба, обоснованы показания к фрагментарной остеотомии в сочетании с кортикотомией при исправлении тяжелых деформаций верхней челюсти.

Ф. М. Хитров одним из первых начал разрабатывать и использовать на практике методы лечения больных с параличами языка, направленные на восстановление его подвижности путем перемещения центрального конца подъязычного нерва, различные методы лечения параличей мимических мышц лица. Он является одним из основателей косметической хирургии в нашей стране. В 1984 г. под редакцией Ф. М. Хитрова вышел в свет «Атлас пластической хирургии лица и шеи».

Анатолий Иванович Рыбаков
У истоков основания и становления института стояли патриархи национальной стоматологической школы: член-корреспондент АМН СССР А. И. Евдокимов, академик АМН СССР А. И. Рыбаков, профессор В. Ф. Рудько, профессор А. И. Дойников.

Анатолий Иванович Рыбаков родился 12 марта 1917 г., в г. Кирсанове, Тамбовской области. После окончания школы приехал в Москву и поступил в 3-й медицинский институт, на втором курсе перешел во вновь открывшийся Московский медицинский стоматологический институт.

Свой выбор стать медиком Анатолий сделал неслучайно. Многие из тех, кто помнил его с детства, отмечали склонность школьника Толи к врачеванию. Лечил он всех. Ему доверяли аптечные покупки все соседские бабушки и дедушки, а потом консультировались у него по поводу приема лекарств. А сколько собак и кошек в Кирсанове Толя перелечил и не счесть.

В старших классах Анатолий до самозабвения увлекался художественной самодеятельностью. Надо сказать что, в предвоенные годы увлечение художественной самодеятельностью, любительскими театрами и студиями было весьма популярным у молодежи, носило массовый характер. Анатолий особенно любил балет и классическую музыку, позднее стал интересоваться живописью.
Хотя артиста балета из него не получилось, глубокий интерес и любовь к балетному искусству, да и к театральному тоже, он пронес через всю жизнь. В последствии, будучи известным ученым и маститым академиком, он считался и большим авторитетом в области истории балетного искусства даже в среде профессионалов, ведущих танцоры страны.

В институте Анатолий учился с большим интересом. Учился в основном на отлично, хотя много времени уходило на работу по вечерам на скорой помощи. Работать он был вынужден, так как иначе не хватало денег на еду, да и маме, оставшейся в Кирсанове надо было помогать. Но работа на скорой его не тяготила и даже, наоборот, она ему нравилась. И практика была хорошая, да и все больше и больше он чувствовал, что помогать людям – это его призвание.
Диплом об окончании стоматологического института Анатолий получил 21-го июня 1941 г. в день начала войны и сразу же был направлен в действующую армию в качестве младшего врача 198 стрелковой дивизии Ленинградского фронта.

В действующей армии занимал должности врача полка, командира санитарной роты, хирурга медико-санитарного батальона №135, начальника хирургического отделения полевого госпиталя № 2229. Воевал на Ленинградском, Волховском, 3 Прибалтийском фронтах. Свою первую боевую награду Анатолий получил в самые первые месяцы войны. Награду, редкую для фронтового врача, а именно медаль «За отвагу». Тогда в один из критических дней крупного военного сражения на волховской земле развившие наступление немецкие войска прорвались в расположение полевого госпиталя, в котором служил Анатолий. Горстка медицинских работников полевого госпиталя и боеспособные раненые бойцы заняли круговую оборону. В течение нескольких часов до подхода своих войск они сдерживала атаки окруживших госпиталь немцев, не давая врагу уничтожить раненых бойцов, размещенных в палатках и землянках.

В этом бою врач Анатолий Рыбаков вместо скальпеля взял в руки автомат. Постоянно меняя позицию, он короткими очередями стрелял в атакующих немецких солдат, стараясь бить наверняка. До этого боя он только лечил людей. А теперь ему пришлось и убивать. Когда же на его глазах прорвавшийся к палаткам с красными крестами фашистский танк наехал на одну из них с тяжелоранеными красноармейцами и начал вращаться на месте, превращая больных Анатолия в месиво, Анатолий, бросив автомат, пополз к танку с ручной гранатой, выданной ему перед боем. Не известно, чем бы закончилась эта дуэль танка с молодым хирургом, если бы командир Анатолия не опередил его, удачным броском связки гранат под гусеницы подорвал танк-убийцу. После этого эпизода автомат Анатолия заработал с еще большей яростью.

Бой длился до темноты, когда вдруг разнеслось спасительное «Ура!». Контратакой войска дивизии отбили госпиталь у врага.
За спасение раненых весь медперсонал был представлен к боевым наградам. Командир медсанчасти получил орден боевого Красного знамени, а Анатолий медаль «За отвагу». За время войны многое пришлось пережить молодому врачу. Это и работа сутками у операционного стола, особенно в период наступательных и оборонительных операций, когда от усталости врачи еле держались на ногах. Это и жесточайшие вражеские бомбардировки, когда, лежа на спине с открытыми глазами, Анатолий рассматривал воздушных стервятников, стараясь угадать, какая бомба была предназначена судьбой для него. Ощутил он на себе и контузию от взрыва мины, накрывшей его палатку, которую он оставил минутой раньше по срочному вызову к раненым. Был момент, когда он замерзал на льду ладожского озера при переходе через Ладогу, и остался жив только, благодаря поддержке друзей.
Рассказывать о войне Анатолий Иванович не любил. Он считал, что делал на фронте, как и все, то, что надо было. Всего же за годы войны врач-стоматолог Анатолий Рыбаков, работая общим хирургом, сделал более шести тысяч операций. Когда его все же настойчиво просили рассказать про фронтовые дни, он всегда переводил рассказ о своих товарищах, о мужестве советских солдат.

Анатолий Иванович считал, что ему повезло в жизни, так как судьба свела его на войне с дружным и высокопрофессиональным коллективом, со многими талантливыми врачами и военными. Одним из его старших товарищей был выдающийся советский хирург Александр Александрович Вишневский, которого Анатолий Иванович называл «хирургом от бога». Анатолий Иванович проработал под руководством Александра Александровича во фронтовом госпитале немало месяцев. Много раз ассистировал Вишневскому в наиболее сложных операциях и многому у него научился. Свою фронтовую дружбу они пронесли через всю свою жизнь. Став маститыми академиками, директорами институтов, старались поддерживать друг друга в жизни.

После окончания войны Анатолий Иванович продолжил учебу. В 1945 г. он поступил на спецфакультет знаменитой военно-медицинской академии им. Кирова в г. Ленинграде и в 1948 г. окончил его с отличием по профилю «челюстно-лицевая хирургия и стоматология». По окончании академии он направляется в Омское медицинское училище им. Щорса старшим преподавателем. В 1950 г. защитил диссертацию на степень медицинских наук. Тема диссертации была связана с разработкой новых методов лечения сибирской язвы, трудноизлечимой болезни, от которой страдало немало людей из местного населения.
В 1952 г. А.И. Рыбакова переводят на должность начальника стоматологического отделения Главного военного госпиталя им. Бурденко. Вскоре ему присваивается звание полковника медицинской службы. Через некоторое время он становится главным стоматологом Советской армии.

В 1959 г. Анатолий Иванович защитил диссертацию на степень доктора медицинских наук. Исследование по теме диссертации он проводил по закрытой тематике. В диссертации исследовались процессы, связанные с изменениями в слизистой оболочке полости рта на начальных стадиях развитии лучевой болезни. Тогда, в период освоения ядерной энергии и создания ядерного оружия, данные исследования были весьма актуальными, так как позволяли улучшить методы диагностирования лучевой болезни на самых ранних стадиях ее проявления.

В 1962 г. А.И. Рыбаков был отозван из Советской Армии и был направлен директором вновь созданного Центрального научно-исследовательского института стоматологии (ЦНИИС) Минздрава СССР. Новым делом, которое пришлось осваивать основателю института, стало строительство, так как выделенное для института здание на улице Тимура Фрунзе требовало перестройки и капитального ремонта. Вскоре потребовалось дальнейшее расширение институтских площадей. Но самое главное внимание директор уделял подбору научных кадров, приглашая в институт, как маститых ученых, так и талантливую молодежь, а также системности и качеству научной работы.

За короткий срок ЦНИИС стал признанным научно-методическим центром отечественной стоматологии, получил признание за рубежом. На базе института под руководством его директора были проведены масштабные комплексные научные исследования, набирало силу международное сотрудничество, стали проводиться престижные международные стоматологические конференции и форумы.

В течение 1964-1974 гг. А.И. Рыбаков возглавлял кафедру терапевтической стоматологии ЦОЛИУВрачей по совместительству. В 1969 г. А.И. Рыбаков стал членом-корреспондентом Академии медицинских наук (АМН) СССР. В 1975 г. он первым из стоматологов был избран действительным членом – академиком АМН СССР. Что фактически явилось признанием развития стоматологии как одного из направлений медицинской науки. Обладая большим авторитетом и обширной научной эрудицией, академик Рыбаков неоднократно избирался Статс-секретарем АМН СССР, проводя большую работу по организации медицинской науки в стране.

На посту директора ЦНИИС Анатолий Иванович Рыбаков проработал 23 года.

После ухода на пенсию по состоянию здоровья, он вел преподавательскую работу, работая профессором на кафедре челюстно-лицевой хирургии и стоматологии в Университете Дружбы Народов им. П. Лумумбы, а также продолжал активно заниматься медицинской наукой, возглавляя одну из научных лабораторий. В течение 16 лет А.И. Рыбаков был председателем Всесоюзного общества стоматологов СССР. А.И. Рыбаков опубликовал 250 статей, 15 монографий и учебник для ВУЗа. Издавались его труды и за рубежом. Анатолий Иванович был ученым с мировым именем. Он являлся действительным членом стоматологических обществ Франции, Германии, Финляндии, Испании, Швейцарии, Болгарии, Чехословакии.

Он и его аспирант В. Исаев стали авторами научного открытия, доказав наличие информационного канала между внутренними органами организма и слизистой оболочкой полости рта. Роль такого канала выполнял спинной мозг. Более точно данное открытие №252 называлось так – «Явление продуцирования кишечного антигена слизистой оболочкой полости рта млекопитающих». За разработку и внедрение в практику под руководством А.И. Рыбакова новых методов лечения и профилактики он получил 25 авторских свидетельств.

Умер академик А.И. Рыбаков 5 марта 1994 г. А.И. Рыбаков оставил большое научное наследие, подняв отечественную стоматологическую науку на небывалую высоту, соответствующую той космической эпохе, в которой он жил. Это и огромный научно-исследовательский институт ЦНИИС, основанный им в 1962 году и получивший мировую известность, и не потерявшие своей актуальности научные труды академика, и разработанные им практические методики лечения ряда заболеваний, и многочисленная научная школа учеников, 200 из которых под руководством А.И. Рыбакова стали кандидатами и докторами наук.

Жизнь академика Рыбакова – пример служения своему Отечеству и людям.

Владимир Максимович Безруков С 1991 по 2004 год Центральный научно-исследовательский институт стоматологии возглавлял Владимир Максимович Безруков.

В.М. Безруков родился 7 ноября 1934 года в селе Хитрово Рассказовского района Тамбовской области. Окончил в 1957 году Ленинградский стоматологический медицинский институт. Вся последующая профессиональная деятельность Владимира Максимовича была связана с хирургической стоматологией. В 1958 году он поступил в клиническую ординатуру Центрального института травматологии и ортопедии (ЦИТО), где прошел подготовку по различным разделам травматологии и хирургии. По окончании клинической ординатуры В.М. Безруков уехал в Сибирь, где в течение двух лет работал младшим научным сотрудником, а затем – заведующим стоматологическим отделением и ассистентом кафедры госпитальной хирургии Новосибирского медицинского института.

В 1962 году В.М. Безруков был принят в аспирантуру на кафедру госпитальной хирургической стоматологии Московского медицинского стоматологического института (ММСИ), где под руководством члена-корреспондента АМН СССР А.И. Евдокимова и профессора Л.И. Фалина успешно выполнил кандидатскую диссертацию на тему “Врожденные кисты и свищи околоушной области и шеи”.

С 1971 по 1987 год В.М. Безруков вел научную работу в Центральном научно-исследовательском институте стоматологии в должности старшего научного сотрудника хирургического отдела института. Хорошее владение иностранным языком, незаурядные способности администратора, знание организации и управления стоматологической службой позволили рекомендовать В.М. Безрукова для работы в отделении стоматологии ВОЗ в Женеве, где он успешно трудился в течение ряда лет (с 1975 по 1980 г.), завоевал высокий авторитет у зарубежных коллег и приобрел большой опыт управленческой деятельности на международном уровне.

В 1981 году Владимир Максимович защитил докторскую диссертацию “Клиника, диагностика и лечение врожденных деформаций средней зоны лицевого скелета”.

С 1980 по 1987 год В.М. Безруков заведовал научно-клиническим отделом ЦНИИС. В 1988 году В.М. Безруков был назначен первым заместителем генерального директора ВНПО “Стоматология”.

В.М.Безруков внес значительный вклад в развитие отечественной черепно-челюстно-лицевой хирургии и стоматологии. Впервые под его руководством были проведены глубокие эмбриологические, патоморфологические исследования свищей и кист лица и шеи. В.М. Безруков впервые в России изучил причины развития врожденных деформаций средней зоны лицевого скелета, разработал оригинальные методы диагностики и комплексного лечения пациентов с данными патологиями. В результате этих исследований было создано научное направление по изучению врожденных деформаций лицевого черепа, разработаны новые методы реконструктивных костно-пластических операций, которые сегодня широко используются в хирургической стоматологии.

В.М.Безруков являлся автором более 230 научных работ, среди которых: “Деформации лицевого черепа” (1981), “Рентгенодиагностика заболеваний челюстно-лицевой области” (1991), “Справочник по стоматологии” (1998), “Руководство по хирургической стоматологии и челюстно-лицевой хирургии” (2000), “Амбулаторная и хирургическая стоматология” (2002). В.М.Безруков стал автором 43 изобретений. Им были подготовлены 14 докторов и 31 кандидат медицинских наук.

В 1997 году Владимир Максимович был избран членом-корреспондентом РАМН. В различные годы В.М.Безруков являлся заместителем председателя экспертного совета ВАК РФ по хирургической специальности, председателем секции стоматологии Ученого совета Минздрава РФ, председателем Межведомственного научного совета по стоматологии РАМН, главным редактором журнала “Стоматология”, вице-президентом Стоматологической ассоциации России. До последних дней жизни Владимир Максимович работал в должности заведующего кафедрой хирургической стоматологии и челюстно-лицевой хирургии РМАПО.

В 2001 году В.М.Безрукову было присвоено звание заслуженного деятеля науки РФ. За цикл научных работ “Новые принципы восстановления функции денервированных органов” в 1988 году В.М. Безруков получил первую премию имени А.И. Евдокимова РАМН. Владимир Максимович ушел из жизни 14 августа 2007 году.

Большинство из сегодняшних сотрудников ЦНИИСиЧЛХ могут с гордостью назвать Владимира Максимовича одним из своих учителей. Сотни практикующих врачей-челюстно-лицевых хирургов и стоматологов, работающих не только в различных уголках России, но и в странах ближнего и дальнего зарубежья, применяют на практике богатейший опыт и знания – всё, чему научил их Учитель.

Назад